?

Log in

No account? Create an account
Блог Михаила Прохорова
О бизнесе в наномире. 
3rd-Dec-2008 04:23 pm
vtalnah
Добрый вечер,

Давно мы не разговаривали о нанотехнологиях. Сегодня есть повод.  Мы начинаем интересный проект. Сегодня объявили. Ниже - специальный выпуск Review Rusnanotech 08, который получили участники открывшегося сегодня в Москве соответствующего  международного форума (если присмотреться - даже видно завтрашнюю дату выхода))).
 
  

 

 

ОТ ВОДЫ ДО АЛМАЗОВ
Михаил Прохоров - о своем бизнесе в наномире

Президент группы ОНЭКСИМ Михаил Прохоров, предп­риниматель, который уже се­годня инвестирует в иннова­ционные проекты на основе нанотехнологий, рассказал Константину Бочарскому о том, какой видит создание в России инновационной эко­номики, реализацию интел­лектуального потенциала страны и будущее нанотехнологических продуктов.

Стратегической целью российской экономики объявлен переход к 2020 го­ду на инновационную мо­дель. Верите?

Критерий «веришь -  не ве­ришь» в экономике не работает. Если определены националь­ные конкурентные преимуще­ства и соответствующие им ры­ночные ниши, то понятны и технологии их завоевания.

А как в стратегические конкурентные преимущест­ва России попали нанотехнологии?

Ну, во-первых, это модная тема. Как ни странно, это очень важно в данном случае. Во-вто­рых, у России есть хороший по­тенциал именно в этой сфере. В-третьих, в стране уже есть хоть небольшой, но стабиль­ный рынок сбыта продукции, разработанной с учетом этих технологий, и сейчас самое время совершить в этом нап­равлении прорыв.

Да, но есть много других модных тем, биотехнологии например. Или освоение Все­ленной...

Я как-то рисовал схему инно­вационного процесса, она состо­яла из трех зон. Первая -  рын­ки, которые заказывают инновационную продукцию, вторая  - обеспечивающие отрасли, куда входит материаловеде­ние, включая нанотехнологии, а третья - широкая инноваци­онная среда, где работают лю­ди, которые хотят творить. В нашей стране всегда была сильная школа материаловедения выделить из нее модную тему нанотехнологий для привлечения внимания -  это на мой взгляд, очень правильный ход. Сегодня слово нано, на слуху, все об этом говорят, обсуждают продукты с использование нанотехнологий. Модная тема рождает интерес.

Даже Юдашкин сшил для военных форму с наномембранными технологиями.

Да, даже Юдашкин. И это очень хорошо. В свое время в России существовала мода на изобретательство. Люди шли в технические вузы, защищали диссертации. Сегодня мы снова заинтересованы в подобной моде. Надо чтобы человек хотел стать инноватором. А для этого требуется видение перспектив. Я считаю, что государство правильно выбрало одно из направлений, где у нас есть потенциал, создало для него бренд и выделило беспрецедентные деньги для финансирования.

И как?

Один из главных вопросов кто потребитель этой продукции. Пока единственным заказчиком в России является оборонка. Хорошо, что этот заказчик есть, что он помогает развитию технологий, поддерживания их заказами. Но важно, чтобы эти технологии попадали и в рыночную среду. До сих пор это получалось очень хорошо. Способность коммерциализировать инновации у вас крайне низкая. Это исторический факт. И это надо иметь в виду.

Все-таки не очень понятно, почему именно из нано решили сделать моду. Информационные технологии не менее модная тема. Почему не взяться за нее? России не нужна Силиконовая долина?

Я не согласен со знаком равенства между Силиконовой долиной и IT. Долина – это в первую очередь сосредоточение интеллекта. И когда интернет не был так развит, сосредоточение интеллекта в одной зоне дало колоссальные преимущества. Позволило делать продукты, которые создавались физиками, химиками и математиками. Сегодня нам кажется, что главным продуктом долины стал интернет. На самом деле главным ее стратегическим продуктом стала концентрация интеллекта. Но по иронии именно IT и интернет стали и могильщиками Силиконовой долины. Сегодня абсолютно не важно концентрировать этот интеллект в одной точке. В одной точке теперь нуж­на достаточность интеллекта -  способность поставить систем­ную задачу, разбить ее на части и заказать реализацию подряд­чикам по всему миру. И если раньше требовалась концентра­ция интеллекта гигантских раз­меров, таких как Силиконовая долина, то сегодня управлять решением системной задачи может десяток человек. И место их обитания не имеет значения.

Этим концентратором до­статочного интеллекта дол­жен стать научно-техниче­ский комплекс «Старопетров­ский», который вы создаете?

К слову говоря, эта задача в последнее время переформа­тировалась. Мы готовили про­ект, когда я еще работал в «Но­рильском никеле». Сейчас же «Норникель» - владелец зда­ния -  хочет делать там офис. Поэтому мы отказались от этой площадки. Будем делать в дру­гом месте. Но суть проекта ос­талась прежней. Традиционно в Советском Союзе под конк­ретные тематики создавались целые институты с собствен­ными исследовательскими центрами. Как вы понимаете, такой подход требует больших капиталовложений. Сегодня, России, по сути, необходимо заново отстраивать исследовательскую базу на новом технологическом уровне. Создание универсальных исследовательских центров, где возможно проводить исследования по разным тематикам в режиме outsource, - выход для нашей науки. Наш комплекс будет построен по принципу достаточно интеллекта и при этом, будет обладать самым современным исследовательским оборудованием и современными лабораториями, причем мы обеспечим доступ к ним всем, кто занимается инновациями. Любая команда специалистов, любой ученый, разрабатывающий инновационный проект сможет по необходимости арендовать лабораторию, оборудование, провести необходимые исследования. Несмотря на то, что центра еще нет, у нас уже почти год ведется работа по отбору перспективных инновационных проектов, которые будет реализовывать группа ОНЭКСИМ. При группе создан Экспертный совет, состоящий из 20 ведущих ученых-практиков, задача, которых выбрать из потока проектов, те у которых наибольшие перспективы дальнейшей реализации. Совсем недавно совет утвердил три проекта, которые будут реализованы уже в ближайшее время, если подтвердится их экономическая целесообразность.

Есть успехи?

Завтра мы объявим о первом проекте, который запускаем совместно с «Роснано», производстве асферических оптических элементов – светодиоидов нового поколения. Это системный проект, его реализация приведет к замене всего освещение по всей стране. Мы выкупили эту технологию у группы бывших учеников академика Алферова, которые в свое время уехали в Германию, создали там компанию и развили технологию. Теперь мы возвращаем ее на родину вместе с людьми, что, на мой взгляд, очень правильно. Это позволит нам запустить на Уральском оптико-механическом заводе производство современной осветительной техники, которая изменит всю организацию освещения городов, офисов, жилых кварталов.

Как изменит?

Приведет к смене отраслевых критериев. Теперь ими станут экономичность и мощность света, чего раньше не было. Пусть это не фундаментальный проект, но, тем не менее он реализуется в масштабах страны и создает базу. В отличие от большинства других проектов в сфере нанотехнологий, которые по­ка штучные. И таких проектов должно быть больше.

Как кризис повлияет на планы развития этого нап­равления?

Кризис привел к оттоку средств из венчурных фондов: инвестиции в инновации в ус­ловиях кризиса не являются жизненно важным приорите­том. Но это дает хорошие шан­сы тем, кто хочет совершить прорыв на этом направлении. Рынки, которые были для нас закрыты, открываются. В такой ситуации создание «Роснано» и выделение ей средств является главным конкурентным преи­муществом. Платформа созда­на, для этого много уже было сделано председателем совета директоров «Роснано» Андреем Александровичем Фурсенко,  ру­ководством корпорации—те­перь надо действовать.

Какие еще сферы для пои­ска проектов вы выбрали?

Пока это три направления. Первое - наноалмазы. С их помощью обеспечивается но­вый уровень шлифовки матери­алов. Второе - технологии очи­стки воды. Сейчас мы оценива­ем их экономическую эффек­тивность. Третий - нанолитография. Это технологии, где сти­рается грань между материалом и изделием - его изготовление происходит на атомном уровне. Нам интересны большие проек­ты. Пусть немногие, но те, что способны занять рынок. Штуч­ные проекты могут быть полез­ны, чтобы набить руку, но стра­тегического интереса для груп­пы не представляют.

Сколько средств вы пла­нируете вложить в нанотех­нологий?

Мы определили лимит, но будет ли он освоен, я не знаю. В первую очередь это зависит от проектов, которые мы най­дем. Те, что нас интересуют — единичные вещи, поэтому точно назвать сумму, которую я потрачу в 2009 году, не могу. Пока мы совместно с «Роснано» одим проект в нанотехнологиях – по светодиодам и счастливы уже этим. В нем наше участие составляет около $ 30 млн.

Каков размер лимита в целом?

Скажу так у нас достаточно свободных денег. Не могу сказать, что готов потратить миллиард, но масштаб сотни миллионов вполне приемлем.

Какую капитализацию ожидаете от этих проектов?

 

 Вопрос кощунственный. Потому что слово «капитализация» ушло даже из традиционного бизнеса. Я бы сказал так: мы находимся в самом начале пути, и сколько наш бизнес будет стоить, зависит от того, как в будущем будет в принципе определятся стоимость. Какие будут мультипликаторы, как будут соотноситься компании, как рынок инновационный бу­дет соотноситься с традицион­ными рынками и т. д. Надо по­нимать, что на наших глазах происходит смена среды обита­ния.  В войну Рембрандт стоит дешево,  а еда - дорого. В мир­ное время искусство стоит нам­ного дороже еды. Сегодня труд­но сказать, какая сфера  экономики в будущем окажется наи­более успешной. Все зависит от того, что же будет являться цен­ностью. Искусство бизнеса -  предугадать это. А диверсифи­цировать свой  выбор значит за­страховаться от ошибки. Пото­му что если  в портфеле присут­ствуют самые конкурентные компании из разных областей, то в целом стоимость такой ин­вестиционной корзины выра­стет. А насколько агрессивно - покажет жизнь. В любом случае для нас работа  в  этом направ­лении - это диверсификация инвестиционного портфеля. Капиталовложения на данном  этапе не очень большие, а перс­пективы,  в том числе по части стоимости,  у всей индустрии огромны. Сейчас важно наработать  опыт,  получить возмож­ность быть во главе всего про­цесса, иметь доступ к точкам развития.  Если все пойдет как планируется, для нас это в  не­котором  роде гарантия того, что мы будем в нужное время в нужном месте - с правиль­ными возможностями и опы­том.  А в том,  что рынок  нано­технологий  будет стоить мил­лиарды долларов уже в ближайшее десятилетие,  я ни­сколько не сомневаюсь.

 
Удачи и хорошего настроения,

Михаил Прохоров

This page was loaded Sep 22nd 2019, 3:38 am GMT.