Category: происшествия

in black

Убит Борис Немцов

Убили Борю Немцова. В голове не укладывается, до сих пор не верю.
Он жил с открытым забралом, говорил все в лицо, никого и ничего не боялся, не ломался под ударами судьбы.
И погиб как мужчина. Ему стреляли в спину. У подонков не хватило смелости смотреть ему в глаза. Скорблю вместе с родственниками и друзьями. Больше нет слов.
new

О справедливости для Урлашова

Всем привет!

Завтра у нашего ярославского мэра Евгения Урлашова завершается назначенный судом срок содержания под стражей. В СИЗО он сидит уже полгода. И завтра будет предпринята новая попытка оставить его под стражей еще на три месяца. Завтра адвокаты подадут суду ходатайство о моем личном поручительстве за Женю и изменении ему меры пресечения на домашний арест. Я уже подписал личное поручительство за Женю – он законопослушный человек и не сбежит от следствия. Также я написал заявление о готовности предоставить свою квартиру в Северо-Восточном округе Москвы на ул. Кибальчича для нахождения Жени под домашним арестом. Таково требование закона – в случае, если суд, наконец, услышит наши доводы, в этой квартире Женя будет дожидаться справедливого, как мы все рассчитываем, суда.

Однако чем дольше тянется это дело, и чем больше я узнаю о доказательствах, якобы собранных обвинением, тем очевиднее для меня заказной и политический характере дела, и тем больше я убеждаюсь, что без вмешательства «сверху» ждать справедливости Женя не сможет. Экспертизы, назначаемые следствием, проводятся не для расследования, а для затягивания процесса, чтобы как можно дольше содержать Евгения под стражей.

Судите сами. За полгода, что Урлашова держат в следственном изоляторе, у следственной бригады не сформировалось ни одного надежного доказательства того, что мэр Ярославля Евгений Урлашов якобы вымогал у своего соперника по политической борьбе единоросса Шмелева взятку. Единственным подтверждением обвинения являются телефонные переговоры мэра с его подчиненными.

Напомню, полгода назад обвинители начали за здравие – громко и жестко задержали Урлашова, затем допустили "несанкционированную утечку", (то есть, «слили») в СМИ прослушку телефонных переговоров, в которых некто, а не сам Урлашов вроде бы намекает на взятку. Знаете, как называются такие действия следствия в цивилизованных странах? Незаконное раскрытие тайны следствия и попытка сформировать у общественности негативный облик обвиняемого!

А знаете, что мы узнали, почитав полные распечатки громко «слитых» переговоров? Из них стопроцентно очевидно: Урлашов собирается выдвинуться на пост губернатора и победить, Урлашов говорит просителям госзаказа на уборку улиц Ярославля: делайте что хотите, но очистите город от снега. Это – все.

Хотите знать, что придумало следствие, чтобы притянуть к этому всему Урлашова? Месяц назад следователь заявил нашим адвокатам, что хочет назначить лингвистическую экспертизу. Для незнакомых с юридической практикой поясню. Лингвистическая экспертиза назначается сейчас для того, чтобы некий специалист попытался догадаться, что имел в виду Урлашов, произнося то, что произносил. В смысле назначенный следствием «эксперт» должен послушать и дать трактовку, можно ли слова, не касающиеся ни коим образом взятки, притянуть ко взятке!

Итог: никого с поличным не поймали, меченых денег не нашли, обнаруженные деньги были направлены партийцам на избирательную кампанию, их привязать к делу так и не получилось. Но при этом полгода законно избранный мэр сидит в СИЗО, а адвокатов заставляют вручную переписывать 600-страничные документы, не давая снять копии (видимо, создавая основания для жалобы в адрес адвокатов, что они медленно пишут, и тем затягивают следствие). При всем этом за полгода у следствия не появилось Н И Ч Е Г О, они вынуждены прибегнуть к лингвистам, и на этом собираются строить обвинение...

Вот в таких условиях я был вынужден обратить внимание президента на положение Евгения Урлашова. Но я хочу сказать сейчас не об отсутствии доказательств, а о том, что нас всех ждет завтра.

Я представил в суд все нужные документы: есть квартира, в которой Женя может остаться под домашним арестом, есть мое личное поручительство (и не только мое, за Женю поручилось огромное количество уважаемых людей, в том числе, и депутаты Ярославской областной думы от разных партий). Сможет суд встать над заказными обстоятельствами дела, скинуть с себя пресс политического давления и принять адекватное решение? Завтра для меня и для многих из нас час «Х». Завтрашнее решение определит, можем ли мы доверять судебной системе.

Женя Урлашов – отец-одиночка, он единственный, кто зарабатывал на семью деньги, он полгода сидит в следственном изоляторе. Вы знаете мою аргументацию: мы требуем равных условий для всех. Если экс-главу Ярославского избиркома Васильева, который, в отличие от Жени, пойман за взятку с поличным и за руку, отпустили под залог, то мы требуем от суда справедливого решения и в отношении Жени. Давайте завтра придем к Басманному суду и просто постоим – заглянем в глаза Фемиде!

new

О волонтерах

Всем привет!

Вчера на телемарафоне "Первого канала" возникла очень важная, на мой взгляд, тема, но времени обсудить ее не хватило. Это - тема волонтерства. Чрезвычайная ситуация на Дальнем Востоке еще раз доказала, что ни одно государство не может в одиночку эффективно действовать во время стихийных бедствий без активной помощи своих граждан.

Между гражданами и государством могут быть конфликты по разным причинам, кроме одной – добровольная помощь при бедствиях. Здесь нет места политическим подозрениям. Государство не имеет права монополизировать помощь попавшим в беду.

К примеру, вы знаете, что в Кировской области собранные три тонны гуманитарного груза местный МЧС сначала согласился, а потом отказался везти попутными рейсами пострадавшим? Мотивировали тем, что теплые вещи там вовсе не нужны, перечисляйте деньгами! В результате ребята отправляли груз почтовыми вагонами по 25 рублей за кг. То же самое было в Питере. А наши ребята из Рязанского отделения партии "Гражданская Платформа" собранную тонну груза отправляли через Красный крест - иного варианта разобраться с логистикой не было.

Партия на федеральном уровне, собрав приличную сумму для Дальнего Востока, также оказалась перед дилеммой: кому перечислять деньги. Чиновникам? Тогда можно сразу написать на собранных деньгах "Для разворовывания"...

По закону волонтер во время режима ЧС не может находиться в районе бедствия, поэтому на Дальнем Востоке людям приходилось и помогать, и от полиции прятаться. Между тем в США волонтерство – это по сути отрасль экономики: больше половины (55%) американцев около четырех часов в неделю посвящают волонтерской работе, и это приносит 240 млрд долларов в американский ВВП в год. Столько же, сколько мы в России надеемся найти на все транспортные инфраструктурные проекты до 2020 года. А там волонтеры помогают своей стране зарабатывать.

Осенью Госдума собирается принять закон "О добровольчестве". Волонтеры, с которыми я общался во время трагедии в Крымске, куда мы через волонтерские организации отправили 4,5 млн руб, в ужасе от этого закона. Вместо помощи добровольцам над ними предлагается создать управляющий госорган для обязательной регистрации волонтеров, вести единый государственный реестр волонтеров, оснастить их так называемыми "волонтерскими книжками". Очередная законодательная глупость, которая приведет к притеснению тех, кто вопреки препонам, бескорыстно помогает терпящим бедствие.

На мой взгляд, вместо запретов и регламентации следовало бы прописать в функциях МЧС обязательное обеспечение деятельности добровольческих отрядов в чрезвычайных ситуациях, а для этого - создать в министерстве специальный фонд. Кроме того, волонтерское движение может использовать опыт бизнес-организации, опыт саморегулирования внутри отрасли. Мы предлагаем не писать отдельный закон, а откорректировать закон "О саморегулирующихся организациях", чтобы он позволил добровольцам самим управлять правилами своей деятельности. "Гражданская Платформа" готова оказывать юридическую помощь в этом вопросе.

А чтобы волонтерам и благотворителям не мешали взаимодействовать мошенники, предлагаю создать Репутационное бюро (по аналогии с Бюро кредитных историй), которое, в случае необходимости, сможет проводить независимый аудит деятельности волонтерских организаций и вести контроль расходования денег.

А вы что думаете?

in black

Памяти Марины Салье

Вчера я получил письмо Марины Салье. Вместе с известием о ее смерти.

Хочу прежде всего выразить соболезнование родным и близким Марины Евгеньевны и всем тем людям, которым она была дорога.

Мы познакомились в последние месяцы ее жизни — сначала заочно, в интернете, где она поддерживала меня, а потом встретились в Санкт-Петербурге. И теперь вот это последнее письмо, которое — так уж распорядились жизнь или смерть — адресовано мне. «Со своей стороны я ни на что не претендую, кроме одного — ответа на это послание», — так Марина Евгеньевна заканчивает свое письмо. Честно скажу — вчера, когда я прочел его, я не сразу знал, что ответить, так как очень трудно найти нужные слова. Да и что в словах? Ведь единственное, о чем она просит, теперь как раз не в моих силах.

Читая вчера письмо, я думал о том, что Марина Евгеньевна — настоящий политик. Трагические обстоятельства перевели ее просьбу в разряд невыполнимых. На это письмо просто невозможно ответить формально. Но оно написано. И теперь звучит как ее политическое завещание. Так что письмо требует от меня намного больше, чем просто написать ответ. Это та ответственность, которую возложили на меня люди, «вписавшиеся» за меня. Марина Салье, по сути, напомнила об этом. Смерть придала ее посланию особую политическую силу и глубину. Так получилось.

Соответствовать этому непросто. И непросто получать такие письма и терять таких искренних сторонников. А Марина Салье была очень искренний человек и очень твердый в своих убеждениях политик. Безмерно жаль, что мы не сможем теперь обсудить с ней ее предложения и сверить свои позиции. Осталось несколько ярких высказываний в мою поддержку, постов в блогах и вот это письмо. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы ответить на ее послание, — единственно возможным теперь способом.

Я буду действовать.

Спасибо Вам, Марина Евгеньевна, за поддержку и веру.

И светлая Вам память.

Михаил Прохоров
face naklon vlevo

Полиции – полицейское государство?

Всем привет!

Только у нас успели закончить ребрендинг милиции, как глава МВД заявил: «Давно назрела ситуация, чтобы провести мониторинг в стране, узнать, кто что слушает, читает и смотрит».

Мне интересно, как именно г-н Нургалиев предлагает это мониторить? Вряд ли его ведомству это будет под силу без помощи особо бдительных граждан. Вспоминается советский анекдот: «Партия у нас одна, а стучать надо чаще». Или, в новых терминах – «мониторить лучше». К этому, что ли, предлагает нам вернуться министр внутренних дел? Что, раз у нас теперь полиция, то и государство должно стать полицейским? Или Рашид Гумарович собирается стать министром культуры? Я заинтригован.
vo dela!

Французский инцидент исчерпан.


Я изначально говорил о том, что дело по существу пустое. Его закрытие закономерно. Я удовлетворен его завершением и представленными мне объяснениями. Насколько я знаю, представители французского правосудия уже по сути признали незаконным и задержание моих друзей. Это для меня принципиально важно.

Всем удачи!

seriousnews

Точка.

Сегодня была поставлена точка в истории, связанной с инцидентом в Норильске. Позвонила моя сестра Ира и сообщила, что ей были принесены извинения от лица людей, имеющих отношение к акционерам и руководству компании "Норильский никель" (форма оригинальная, но вполне приемлемая с учетом того, что один из фигурантов с моей сестрой не знаком), и она удовлетворена.
Думаю, теперь сатрапы будут более внимательны при выполнении "ответственного задания" по выдавливанию моего фонда из норильской жизни.
Время покажет.